Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.

Ветераны вооруженных конфликтов, которые ведет армия США уже несколько десятилетий, становятся всё моложе и моложе. А в современной молодежной среде одним из видов самовыражения становятся татуировки. Так для «молодых» военных ветеранов татуировки становятся критерием значимости их воспоминаний.

7520471 Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.

Одним из таких ветеранов, которые поведали журналистам Seattle Times свою историю, стал Тимоти Мангольдс (Timothy Mangolds). Действующие военнослужащие различных родов войск носят на своей униформе изображение американского флага, а по словам Тимоти, направление его необходимо развернуть. Изображение флага на плече должно означать, что вы постоянно двигаетесь навстречу битве, а когда флаг появляется, он как будто течет позади вас, объясняет 27-летний мужчина, служивший в армии с 2009 по 2012 год.

Когда их лейтенант был убит во время боевых действий в иракском городе Киркук в 2011, Мангольдс и его взвод решили сделать одинаковые татуировки американского флага,  идентичные палитре и расположению нарукавного шеврона.

5556d476-5df9-11e7-a021-fc1199091e10-633x1024 Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.
Timothy Mangolds

Однако, рисунок на его плече был заменен на зеркальный вариант флага, как он выглядит вывешенным на флагштоке на веранде дома любого достопочтенного американца

29844649-белый-двухэтажный-колониальный-дом-с-американским-флагом Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.

После обсуждения взвод Мангольдса согласился на более традиционную ориентацию флага «как знак уважения к нему, потому что он возвращается домой».

Татуировка является напоминанием о жертве его лейтенанта. «У этого парня была жена, у него был ребенок, и они теперь должны жить без него, даже если он с ними по духу. Это просто постоянное напоминание беречь то, что у вас есть потому, что жизнь может закончиться в любую секунду, в любой момент. Он был еще молод, ему было всего 25», — говорит Мангольдс.

Многие действующие военнослужащие и армейские ветераны  могут похвастаться похожими «художественными» работами на руках, ногах, спинах. Когда слов недостаточно, чтобы выразить всю горечь потерь, желания к сопротивлению, любви к Родине, беззаветного служения…на телах этих мужчин и женщин появляются татуировки.

Некоторые из этих историй, таких как армейский путь ветерана Ирака Джошуа Уилдона (Joshua Wheeldon), являются целыми романами, разворачивающимися на обширных участках его тела.

Слушать 33-летнего Уилдона, когда он описывает свои татуировки – это как слушать человека, листающего старый фотоальбом. Не зная, с чего начать, он рассказывает о тату, которая повторяет рисунок на предплечье его дедушки: «У моего дедушки был такой же орел на предплечье. И он служил на флоте в 50-х годах. Я сам был в армии с 2004 до 2009», — говорит он.

Joshua-Wheeldon-e1500320499147 Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.

Другой эпизод захватывает внимание ветерана. «Один из моих друзей был убит в Афганистане, поэтому вокруг моего запястья появилась эта желтая лента с его именем.»

Позже он продолжает: «Мой дядя воевал на фронтах Второй мировой войны и попал в плен, именно поэтому на моей руке символ плена и безвести пропавших в бою». Это только его левая рука.

«А теперь моя правая рука: мой отец служил на флоте, поэтому у меня есть Нептун, и корабль, где был отец и якорь, — рассказывает Уилдон. Он останавливается и резюмирует: «И целая куча подобных вещей».

tattoos-3-e1500320549538 Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.

Возможно, самая сокрушительная татуировка Уилдона — это простая фигура на его пальце. Это небольшой, но заметный символ «22» — число ветеранов, которые каждый день убивают себя в Соединенных Штатах, согласно докладу 2012 года, подготовленному Министерством по делам ветеранов США (United States Department of Veterans Affairs). Четверо друзей это молодого человека покончили жизнь самоубийством в позапрошлом году.

Татуировки Уилдона помогают ему помнить их истории. «Это та часть вас, которую вы не хотите забывать. Это то, что будет жить с вами вечно».

Так Моник Браун, которая служила 26 лет в армии, рассматривает свою татуировку: боевой крест погибшего солдата – памятник на поле боя, состоящего из винтовки, шлема и пары сапог. Как и воспоминания о собратьях, чернила не исчезнут.

tattoos-1-e1500320193253 Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.
Сержант Моник Браун. Боевой крест погибшего солдата – памятник на поле боя, состоящий из винтовки, шлема и пары сапог.

«Я никогда не забуду этих парней, потому что каждый раз, когда я смотрю на свою руку, они будут там. И это напомнит мне, через что я прошла. Но это также напомнит мне … не приносить их домой », — говорит она.

daac740520d9311554a1b5dc462e775c-military-girlfriend-military-love Татуировки ветеранов армии США: потери, служение, патриотизм, сопротивление.
Боевой крест погибшего солдата – памятник на поле боя, состоящий из винтовки, шлема и пары сапог. / Fallen Soldier Battle Cross

Сержант Лонг, говорит Браун, был среди тех, кто не вернулся домой. Она вспоминает, как в Ираке, где Браун служила в команде продовольственного обеспечения базы с 2006 по 2007 год, она сортировала дополнительные рационы питания для военнослужащих, выходящих на выполнение боевых задач вне базы, к ней подошел сержант Лонг и поблагодарил ее за заботу о них, простых солдатах, идущих в бой.

Этой ночью на всех объектах на базе был приглушен свет, а это означает только одно – кто-то ранен или погиб. Это был сержант Лонг – противопехотная мина оборвала его жизнь.

55-летняя Моника Макнейл (Monica McNeal) никогда не забудет своего сына Эрика Уорда (Eric Ward) . Татуировка на ее запястье — еще один способ сохранить связь с ее сыном, которому было всего 19 лет, когда он был убит в Афганистане в 2010 году.

Написанная почерком школьной подруги ее сына, татуировка читается как «gan eagla» или «без страха» на гэльском языке (GAELIC). У ее сына была такая же на груди.

28-летний ветеран и активист Энди Рибаудо (Andy Ribaudo), который служил в Ираке в 2010 году и Южной Корее в 2012 году, носит на руках мрачных черные татуировки, которые сочетают в себе образы протеста и постапокалиптические видения раздираемого войной мира. Одна часть так и называется «Антиамериканский империализм».

«Это череп с завернутым в американский флаг ртом и обломками у основания, в сущности представляющими последствия нашего присутствия во всем мире и последствия войн и наших интересов», — говорит житель Кента.

По словам Рибаудо: «Граждане, не ветераны, всегда призывают «поддержим наши войска (знаменитый лозунг «Support Our Troops»), поддержим наших ветеранов». И затем, как только вы начинаете говорить о своей боли, жертвах мололдых юношей и девушек, они, как правило, уходят или говорят, что им нужно идти».

Маленькая татуировка может стать большим заявлением.

«Женщины часто не признаются в том, что они служили», — говорит Элизабет Эстабрукс (Elizabeth Estabrooks). «И, вы знаете, люди не думают о женщинах как ветеранах, и люди не думают о ветеранах, как о женщинах».

Эстабрукс, координатор Общества женщин-ветеранов, одной из первых, кто прошел специальную гендерную базовую подготовку в Форт-Джексоне, Южная Каролина. «Это был огромный эксперимент, я позже узнала», — говорит жительница Портленда.

Теперь, у нее на плече есть татуировка изношенных армейских сапог розового цвета, инкрустированных жемчугом и собачьими бирками.

«Вот мое сообщение миру», — говорит она, обращаясь к тату. «Я женщина, я была в армии, и я с гордостью служила».

Источник: http://www.seattletimes.com via AP

 

 

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*