Реакция стран на применение военной силы другим государством. Современная действительность политики «ядерного шантажа».

Реакция может быть самой разнообразной в зависимости от того, насколько страны рассматривают американскую силу как угрозу для себя. В таких случаях реакция стран может носить характер сотрудничества, критики, отступления, создания союзов или противодействия.

Сотрудничество.

Правительства ряда стран из числа союзников, например, бывший британский премьер-министр Тони Блэр, или те, кто видит дипломатическую и экономическую выгоду от присоединения (как «новая Европа» или независимые республики на постсоветском пространстве у границ России, стремящиеся к покровительству со стороны США), с готовностью пойдут навстречу, не задавая вопросов.

Критика.

Скептически настроенные союзники или страны, выступающие против применения Соединенными Штатами военной силы, отреагируют, скорее, на словах, чем на деле, критикуя издалека, обвиняя США в безнравственности, нарушении законов, в высокомерности, близорукости и в игре мускулами, приводящей к обратным результатам. Теоретически можно ожидать, что такие государства объединятся в коалицию, чтобы воспрепятствовать американской мощи. Однако в течение последних почти 30 лет США оставались единственной сверхдержавой, и нередко приводили эту мощь в действие (например, за короткий период после окончания «холодной войны» США провели почти в два раза больше военных операций, чем за четыре предшествующих десятилетия), но еще ни разу не встретили реального отпора. Несмотря на многочисленные упреки, другие великие державы не предприняли никаких конкретных шагов по противодействию инициативам США. Даже «мягкое» противодействие, то есть затягивание и дипломатические препоны, не приносят пользы.

Отступление.

Практическое осознание собственной материальной выгоды заставит слабых противников затаиться и избегать провокаций, чтобы не стать объектом нападения. Есть три исключения, когда может последовать реакция, способная повлечь за собой необдуманную конфронтацию.

Первое исключение: религиозный мотив, когда руководство страны считает, что Бог на его стороне (например, Иран на пике своей революции два десятилетия назад или Пакистан после революции или государственного переворота радикалов через десять лет), или что критерием политики является нравственность, а не материальная заинтересованность.

Второе исключение: «государства-изгои», которые рассматривают претензии со стороны США как не оставляющие им шансов на выживание, даже если они пойдут на уступки, то есть те, кто считает себя в положении Саддама Хусейна в 2002 году. Сейчас уже понятно, какие из стран оказались для Америки таким же легким плодом, каким стал Ирак. И в таком положении могут оказаться страны, не имеющие союзников и средств сдерживания или умиротворения Вашингтона.

Третье: фанатичный светский режим, например КНДР, хотя Северная Корея и может оказаться уникальным случаем. Склонность Пхеньяна выступать в роли государства с иллюзорными претензиями на равенство подогревается уникальной историей успеха провокаций с позиций слабости:

  • 1960-е годы — налет на Blue House, захват «Пуэбло», сбитый 14 апреля 1969г.** ЕС-121*;
  • 1970-е годы — убийство американских офицеров в инциденте с вырубкой деревьев, убийство жены президента Парка, прокладывание туннеля в демилитаризованной зоне;
  • 1980-е годы — взрыв южнокорейского представительства в Рангуне и авиалайнера в полете;
  • 1990-е годы — угроза, что введение экономических санкций приведет к войне; в течение длительного периода — похищение людей и проникновение на чужую территорию подразделений коммандос). Ни одна из этих акций не спровоцировала ответных действий со стороны США, а в 1994 году нежелание КНДР отвечать за нарушение Договора о нераспространении ядерного оружия заставило США приспособиться к этой ситуации;
  • недавние ядерные испытания, запуски ракет и показательные артиллерийские стрельбы.

Создание союзов.

Хотя до сих пор не возникало противодействия американскому главенству, нет оснований считать, что этого не может произойти вообще. Одним из вариантов правдоподобной антиамериканской коалиции, обладающей необходимым потенциалом, может стать союз России и Китая. Степень напряженности в отношениях между этими двумя странами, с одной стороны, и Вашингтоном, с другой, меняется, и в настоящее время уровень накала в отношениях России и США намного выше, чем США и Китая. Политика США в отношении расширения НАТО, на Балканах, создание американских баз в Средней Азии, поддержка террористических групп в Сирии и поддержка Тайваня (передача фрегатов) представляют собой долгосрочный источник конфликтов и служат стимулом для преодоления взаимных подозрений и объединения России и Китая с целью противодействия давлению со стороны США.

4259109_original Реакция стран на применение военной силы другим государством. Современная действительность политики «ядерного шантажа».
Прибытие на Тайвань одного из двух приобретенных для ВМС Китайской Республики бывших американских фрегатов типа Oliver H. Perry — PFG 1112 Feng Chia (逢甲號, бывший американский FFG 51 Gary). Цзо Ин (Гаосюн), 13.05.2017 (с) asian-defence-news.blogspot.com

Прямое противодействие.

Фанатичные или отчаявшиеся противники будут стремиться противостоять Соединенным Штатам, пытаясь мобилизовать дипломатическую и политическую поддержку, либо пытаясь создать «асимметричные» средства сдерживания и возмездия. Например, Северная Корея стремится действовать не как прагматическое слабое государство, но как самоубийца, готовый увлечь за собой в могилу и других. Она или иное «государство-изгой» может предпринять попытку конфронтации, несмотря на огромный дисбаланс сил. Такое поведение возможно, если государства не видят иных вариантов гарантировать собственное выживание. Такие действия могут быть также предприняты с целью сдерживания США. В этом случае опасность заключается в том, что Вашингтон воспримет это не как акцию сдерживания, но как провокацию, и поэтому подобная стратегия сдерживания может привести к превентивным военным действиям со стороны Соединенных Штатов.

Вопрос о возможности так называемого «ядерного шантажа» на современном этапе весьма спорен, поскольку ядерное сдерживание, как минимум наполовину – психология. Понятие неприемлемого ущерба определить невозможно в принципе, поэтому можно часто встретить и точку зрения, что некоторый уровень вероятности доставки даже одного боезаряда уже является достаточной гарантией сдерживания. Но все же, как правило, этот уровень определяется с запасом. Сейчас в России принят уровень 150-200 доставляемых боезарядов.

На сегодняшний день наиболее вероятно рассматриваемый в России противник в ядерном противостоянии – Китай. Однако, недавние высказывания официальных лиц Министерства обороны России уже обозначают, как основную угрозу США.

Кому может быть выгодна такая война, и кто получит максимальные дивиденды – читайте здесь.

На сегодняшний день у Китая имеется порядка 20 ракет, способных достичь США. Причем они жидкостные, и на их приведение в боеготовое состояние нужны часы, если не дни. Китайцы, впрочем, предусматривают возможность доставки боеприпаса по земле или морю1. Не так давно один из крупных китайских военачальников обронил, что США не вступятся за Тайвань, поскольку Китай может уничтожить Лос Анжелес; США может оставить даже риск потери авианосца (около 3000 человек экипажа*). Так это или нет — сказать не может никто. Но многие специалисты-политологи, мнению которых стоит доверять, считают, что, напротив, потопление авианосца, а тем более ядерный взрыв в Лос-Анджелесе только укрепят решимость США довести дело до конца, т.е. эффект скорее всего будет обратным. Так или нет не может ответить никто. Известно, вместе с тем, что Кеннеди всерьез воспринимал советские ядерные вооружения во время Карибского кризиса2, которые в тот момент были примерно аналогичны современным китайским.

Окончательных ответов дать не может никто. Поэтому закладываются повышенные критерии: 100 с лишним – это уж точно «сдержит». Причем, важно даже не то, что мы знаем, что 100 или 200 боезарядов могут быть с гарантией доставлены на территорию США, а чтобы американцы так считали (и наоборот – для американских расчетов).

В 2006 году произошел интересный инцидент в Тихом океане, когда Китайские подводники нанесли ощутимый удар по самолюбию американских ВМС. Субмарина КНР смогла незаметно подкрасться к авианосцу «Китти Хоук» и всплыть на расстоянии торпедной атаки3. Этот откровенно демонстративный шаг должен был показать США, что их господству в Тихом океане приходит конец.

Встреча авианосной группы 7-ого Флота США и китайской подводной лодки произошла 26 октября в районе Окинавы, американской военной базы на островах Японии. Военные моряки США утверждают, что субмарина КНР следила за авианосцем «Китти Хоук», однако неясно, как долго ей удавалось оставаться незамеченной. Подлодка всплыла на удалении пяти морских миль (9,3 километра) от корабля, то есть в пределах досягаемости для ее ракетно-торпедного вооружения.

Всплывшую подлодку Type 039 (по западной классификации Song) обнаружил противолодочный самолет, который взлетел с борта авианосца как раз для поиска подводных лодок вероятного противника. Американцы явно не ожидали увидеть китайскую субмарину, которые редко действуют в глубоководных районах вдали от своих берегов. Случаи слежки за кораблями ВМС США с их стороны также редки и обычно легко выявлялись.

Известно, что в момент встречи с подлодкой авианосец «Китти Хоук» вышел в поход в рамках «стандартной осенней программы развертывания». Его сопровождала одна подводная лодка, защиту авианосца с воздуха обеспечивали противолодочные вертолеты и самолеты. Официальных комментариев по поводу этого неприятного для американских военных инцидента не дают ни в Пентагоне, ни в Командовании силами США на Тихом океане.

Из недавнего можно вспомнить эпизод с облетом американского эсминца самолетами ВКС России и полное подавление новейших радиолокационных систем российскими системами РЭБ «Хибины»

C4yotHxWEAEtaOZ Реакция стран на применение военной силы другим государством. Современная действительность политики «ядерного шантажа».

С конца 1990-х годов началась ускоренная модернизация китайских вооруженных сил и, в частности, военно-морской составляющей в Тихом океане. Этот шаг руководства КНР был продиктован появлением плана военного решения «тайваньского вопроса». Эксперты считают, что к 2025 году Китай будет доминировать в регионе, причем численность субмарин КНР будет в пять раз превышать подводный флот США на Тихом океане. Более того, китайцы смогут направлять для патрулирования западного побережья США свои атомные подводные ракетные крейсеры.

Пока все это планы на долгосрочную перспективу. Общую концепцию будущего морских сил КНР охарактеризовал политический комиссар элитной Академии военных наук Народно-освободительной армии Китая Вень Цунгэн. Он заявил: «КНР должна прорвать морскую блокаду со стороны международных сил. Только когда мы ее прорвем, сможем вести речь о подъеме страны. А чтобы этот подъем был стремительным, Китай должен пройти через океаны»4.

Была осуществлена закупка четырех дизель-электрических подводных лодок класса Kilo (проект 636) российского производства, которые считаются самыми тихими субмаринами в России. Также сейчас размещен заказ на производство еще восьми лодок этого проекта. Они оснащаются ракетами «Клаб» с дальностью стрельбы до 220 километров.

raketa_H_35 Реакция стран на применение военной силы другим государством. Современная действительность политики «ядерного шантажа».
Крылатая ракета Х-35УЭ

По мнению авторитетного издания Asia Times, эти ракеты «могут стать дополнительным сдерживающим средством как в силовом решении тайваньской проблемы, так и в противодействии вмешательству США».

Кроме того, Китай наращивает производство собственных подводных лодок серии Song и Yuan имеющие низкую гидроакустическую заметность.

Из открытых источников известно, что в настоящее время Китай располагает десятью дизельными подводными лодками класса Kilo, Song и Yuan (по другим данным, с 2002 по 2005 годы КНР построила 14 подлодок), 50-ю устаревшими субмаринами класса Ming и Romeo. Также на вооружении ВМС КНР находятся пять атомных подлодок класса Han и одна класса Xia, которая несет баллистические ракеты.

Власти КНР заказали 25 субмарин, 16 из которых в настоящее время уже строятся. В их числе две атомные подлодки — одна ударная, другая с баллистическими ракетами5.

 

Источники:

  1. Фурсенко, А.А. Новые данные о Карибском кризисе 1962г. / Новая и новейшая история. – 2003. – №5.
  2. Китай // Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии. http://www.armscontrol.ru.
  3. Учебная атака. http://www.lenta/ru/mil
  4. Китай // Центр по изучению проблем разоружения, энергетики и экологии. http://www.armscontrol.ru.
  5. Учебная атака.

** TIME The Weekly Magazine, April 25, 1969 Vol. 93, No. 17.

* Самолет дальнего радиолокационного обнаружения (ДРЛО) ВВС США

* Зарубежное военное обозрение 2005 год, №12.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*