Международные организации как средство влияния на силовую политику.

В первое десятилетие после окончания холодной войны многие ожидали от таких международных организаций, как ООН*, установления более эффективного контроля над применением военной силы. Это действительно произошло в 1991 году во время войны в Персидском заливе. То же происходило и во время миротворческих операций, поскольку любое вмешательство осуществлялось по мандату ООН или, по меньшей мере, НАТО, которая, хотя и является по своей сути военным союзом, многими рассматривается как коллективный орган безопасности.

Такие организации играют определенную роль в «благословлении» применения силы и в координации использования воинских контингентов государств, которых принимают участие в миротворческих операциях. Их влияние будет существенно слабее в тех случаях, когда необходимо убедить государства значительно увеличить масштабы их силового вмешательства, или запретить применение силы со стороны какого-либо государства, если его правительство приняло иное решение относительно целесообразности применения силы. В плане принятия решения о силовом вмешательстве Совет Безопасности ООН действует не более оперативно, чем правительства стран-членов ООН.

invasion-of-iraq Международные организации как средство влияния на силовую политику.
Военнослужащие Армии США во время операции «Свобода Ираку». 2003. U.S. Navy photo by Photographer’s Mate 1st Class Arlo K. Abrahamson. 

Что касается запрета на применение силы, трудно представить себе, что великая держава откажется от силовых действий лишь потому, что не получено одобрение международной организации. Ярчайшим подтверждением этого является вторжение США в Ирак*, несмотря на отсутствие санкции Совета Безопасности ООН.

Указывают ли последние события на кризис ООН, на опасность, что эта организация утратит свое влияние до наступления 2020 года? Нет, или, по крайней мере, не в большей степени, чем в период холодной войны, когда Совет Безопасности был в сложном положении. Последний случай, когда Совет Безопасности и Генеральный Секретарь ООН были унижены односторонним решением о начале войны в Ираке, означает не новую точку отсчета, а возврат к принципам великодержавного поведения, царившим в первые четыре десятилетия существования ООН. Это стало сюрпризом для обозревателей, которые неверно интерпретировали сотрудничество США с ООН в 1990-х годах как новый уровень авторитета ООН, и которые полагали, что ООН и НАТО возьмут на себя ответственность за обеспечение безопасности во всем мире.

Идея, что международное право требует, что необходимо сначала заручиться поддержкой Совета Безопасности ООН (или, по меньшей мере, санкциями таких крупных региональных организаций, как НАТО) для ведения военных операций, созрела в течение последних десяти лет и вошла в практику после того, как ее подхватили правительства малых стран, их юристы и дипломаты. До недавнего времени взаимодействие крупных держав несложно было отождествить с действиями международных организаций, принимающих решения относительно вмешательства в дела других государств.

16870027 Международные организации как средство влияния на силовую политику.
Боевые подразделения коалиционных сил во время вторжения в Ирак в 2013 г. Операция «Шок и трепет»

Это происходило потому, что в большинстве случаев после окончания холодной войны интересы государств и организаций совпадали. В последующие десятилетия взаимодействие крупных держав с международными организациями будет продолжать отражать взаимные интересы, не заменяя при этом собственных национальных стратегических решений государств.

* Организация Объединенных Наций. Международная организация государств, создана в целях поддержания и укрепления мира, безопасности и развития сотрудничества между государствами. Устав ООН вступил в силу 24 октября 1945г. Штаб-квартира – г.Нью Йорк штат Нью Йорк (США)

* Имеется ввиду вторжение ВС США на территорию Ирака в 2003 году (операция «Свобода Ираку»)

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*