Возможность применения военной силы сегодня

Взгляды, изложенные в далее, отражают лишь отдельное мнение и не представляют собой официальную точку зрения правительства США. Данная статья была написана нами в далеком 2005 году, тогда же и вышел этот доклад. Сейчас мы с Вами можем оценить, что в нем оказалось правдой, а что так и осталось только на бумаге.

Проект NIC 2020 «Военная сила и будущее» (National Intelligence Council 2020 Project) Национального Совета по разведке США (National Intelligence Council)был представлен на Конференции по вопросам национальной разведки 6 ноября 2003 года1.

Аналитический прогноз применения военной силы на современном этапе.

Вероятность применения военной силы в значительных масштабах Соединенными Штатами до 2020 года может определяться разного рода факторами:

— ситуации и события, которые невозможно будет предсказать до их реального проявления. Наиболее вероятные ситуации, в которых может быть применена сила, это ситуации, которые сегодня не воспринимаются как вероятные;

потенциальные кризисные ситуации, которые возможны и сегодня. Это не противоречит первому утверждению. Соединенные Штаты в настоящее время часто применяют военную силу. Многие случаи применения силы являются неожиданностью, другие вполне ожидались;

обратная связь и практический опыт. Успех, достигнутый при малых затратах, послужит стимулом для более частого применения силы, провалы или «пиррова» победа заставят воздержаться от использования силовых методов;

кто станет у власти в Вашингтоне. Партии, политики и личности будут определять, какой выбор будет сделан во всех ситуациях, за исключением наиболее чрезвычайных (наиболее чрезвычайными можно считать такие ситуации, когда нападение совершено непосредственно на США).

Рискованно прогнозировать будущее, основываясь на тенденциях, наблюдаемых в развитии современных событий, поскольку сценарии развития событий отходят от привычных вариантов, и малозначимые в прошлом страны приобретают вес без особых заранее выраженных признаков. Ни разу за прошедшие шесть десятков лет аналитики не дали высокую вероятностную оценку тем кризисным ситуациям или войнам, которые, в конце концов, разразились. Кто мог в 1943 году предсказать, что всего через десять лет Соединенные Штаты будут вести военные действия против своего союзника по Второй мировой войне — Китая — в такой незаметной стране, как Корея? Или в 1953 году — что дыхание ядерной войны окажется настолько близким в период кризиса, связанного с Кубой? Или в 1963 году — после успешного разрешения Карибского кризиса, что через десять лет США откажутся от активных военных действий за рубежом? В 1973 году — что через десять лет американские войска будут вести военные действия на Гренаде и в Бейруте? В 1983 году — что через десять лет Соединенные Штаты будут воевать с Ираком и вести военные действия в Сомали? В 1993 году — что в следующем десятилетии мир будет наблюдать за военными действиями Америки сразу в трех странах — Сербии, Афганистане, снова в Ираке, а потом в Ливии и Сирии?

Так или иначе, некоторые конфликтные ситуации предсказуемы. При оценках следует учитывать события, развитие которых можно правдоподобно предсказать исходя из нынешнего развития событий (случаи, ниже выделенные курсивом), и те перемены в международной или внутренней обстановке, которые могут в корне изменить стратегические приоритеты.

Наиболее распространенный характер получат, так называемые  ограниченные гуманитарные акции в небольших странах, которые не будут связаны с серьезной опасностью перерастания в долговременное военное присутствие. Такие акции будут предприниматься, скорее, не США, а европейскими странами или коалициями, имеющими мандат ООН.

Неявное разделение труда, в силу которого американские вооруженные силы «несут тяжкое бремя» ведения войн, а их союзники выполняют миротворческую работу, не будет возведен в ранг принципа, но имеет явно выраженную тенденцию к практической реализации. В условиях нынешней вялой неразберихи в ходе национального строительства в Ираке, никакое иное направление развития событий не прослеживается. Соединенные Штаты могут принимать участие в гуманитарных интервенциях, но, вероятнее всего, в качестве младшего партнера и символическими силами. Если последний кризис в Либерии не смог преодолеть наследия событий в Сомали в 1993 году и заставить США осуществить быструю и решительную интервенцию, маловероятно, что к такому результату приведут другие, «нормальные» чрезвычайные ситуации.

Три условия могли бы вынудить Соединенные Штаты к более активному применению силы в гуманитарных целях.

Одно из них — неотвратимая перспектива повторения постыдного масштабного геноцида, как это произошло в Руанде в 1994 году. Примером может служить Бурунди, где первые признаки такого поворота событий уже имеются.

Другое условие — установление стабильного мира в тех регионах, где Соединенные Штаты имеют стратегические интересы. Это лишило бы вооруженные силы США привычных миссий, и поставило бы их перед необходимостью вывода, если бы у них не осталось рациональных причин для дальнейшего размещения в этих регионах. В этом случае одобрение получили бы те задачи, от которых раньше отмахивались. Установление мира между народами, достаточно прочного для достижения указанного результата, потребует, как минимум, ликвидации существующих режимов в двух оставшихся государствах-изгоях и их замены дружественными правительствами, а также решения тайваньской проблемы. Достижение этих целей, вероятнее всего, будет возможным при условии более радикальных перемен, например, интеграции России в Западное сообщество (в том числе и вступление в НАТО*) и демократизации в Китае.

Третье условие — приход в Белый Дом и в Конгресс либерально настроенных политиков, сторонников активного вмешательства в международные дела. Эффект будет еще сильнее, если внутренние перемены совпадут одним из двух первых условий.

Увеличится количество проводимых специальных (контртеррористических) операций. Исходя из современной доктрины ведения сухопутной войны США, хорошо заметна резко увеличившаяся роль спецподразделений и сил специального назначения (СпН). Ни один современный военный конфликт не обходится без участия в нем сил СпН. 6 тысяч военнослужащих специальных подразделений США действуют сегодня в 80 странах мира. Тем самым война принимает скрытый характер.

Попытки проведения контртеррористических операций будут предприниматься при любой возможности, по крайней мере, до нейтрализации Аль-Каиды и Исламского государства. Единственным условием, при котором борьба с терроризмом вернется к минимальным масштабам, может стать настолько резкое ослабление присутствия США в регионах мира, что террористы перестанут фокусировать свое основное внимание на вмешательстве американцев в дела своих обществ. Это, по меньшей мере, будет означать уход с Ближнего Востока и прекращение массированной дипломатической, военной и финансовой американской помощи Израилю.

Традиционные войны между государствами будут редки. Войны между государствами стали реже уже во второй половине ХХ столетия, а большая часть гражданских войн носила нетрадиционный характер, с большим уклоном в сторону партизанских действий. Заглядывая вперед, можно увидеть значительные сдерживающие факторы против военной оккупации Северной Кореи и Ирана Соединенными Штатами. Едва ли крупные державы в мире будут иметь намерение действовать друг против друга или могут оказаться перед угрозой агрессии традиционными военными средствами со стороны более слабых государств.

Одним из возможных исключений является индийско-пакистанский конфликт, в котором просчеты и чрезмерная эскалация может привести к преодолению фактора взаимного ядерного сдерживания. Еще одна ситуация, характеризующаяся меньшей вероятностью, но чреватая более серьезными последствиями для США, может возникнуть в случае войны США с КНДР из-за ядерных амбиций последней.

Применение оружия массового уничтожения (ОМУ) является самым непредсказуемым фактором. Первый инцидент с катастрофическими последствиями (десятки тысяч жертв) может изменить тенденции самым неожиданным образом. Результатом может стать либо поспешное прекращение конфронтации и движение за разоружение, либо бездумное развязывание превентивных военных действий. Применение ядерного оружия менее вероятно, чем применение химических или биологических средств, но все же исключать такую возможность нельзя. В основном такой вариант может стать результатом неосторожного нагнетания обстановки в Южной Азии или необдуманных поступков со стороны Северной Кореи. В 2020 году исполнится 75 лет с того дня, когда было впервые применено ядерное оружие. Если это грозное оружие в течение такого длительного срока останется в бездействии, это можно будет считать великим достижением.

Применение химического оружия в определенной степени более вероятно, поскольку наладить его производство проще, однако химическое оружие во многих ситуациях нельзя считать оружием массового уничтожения. Маловероятно, что химическое оружие может привести к значительным изменениям в политике, поскольку в последние десятилетия оно использовалось уже неоднократно, следовательно, его применение не будет беспрецедентным и не вызовет шока.

Теоретически большую опасность представляет применение биологического оружия, сочетающего в себе высокий смертельный потенциал ядерного оружия и относительную доступность химических средств. На практике, однако, биологическое оружие, по-видимому, не является предметом мечтаний государств-изгоев и не наводит страх на американских лидеров в той мере, в какой должно было бы делать это в силу своих поражающих свойств. Пока еще ни одно государство не размахивало биологическим оружием в целях сдерживания или силового давления. С точки зрения государств, ядерное оружие, по всей видимости, останется главным желанным инструментом противостояния американской угрозе; неправительственные террористические группы будут стремиться завладеть химическим и биологическим оружием как самым доступным средством для запугивания или «наказания» Запада.

* Организация Североатлантического договора (North Atlantic Treaty Organization — NATO). Военно-политический союз, созданный на основе Североатлантического договора, подписанного 4 апреля 1949 в Вашингтоне (США). Высший орган — сессия Совета НАТО. Штаб-квартира в Брюсселе.

Источники:

  1. Национальный совет по разведке США. National Intelligence Council 2020 Project. «Военная сила и будущее» // режим доступа: World Wide Web. URL: http:// www.cia.gov.

Добавить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

*